Черный кло­бук

Когда в феврале собрался в Москве собор рус­ских епископов для выбора нового митрополита, царь предварительно поставил собору вопрос о белом клобу­ке. — Почему покойный митрополит носил черный кло­бук? — спрашивал он, тогда как прежние первопрестольники Петр и Алексей, а также Леонтий, Игнатий, Исаия Ростовские изображаются в белых клобуках, новгородс­кие архиепископы тоже носят белый клобук.
Читать далее

Крестьянское хозяй­ство

Тяжесть крестьянских податей и повинностей была весьма разнообразна, смотря по местностям и другим условиям. Обыкновенно она соразмерялась с количеством земли, скота и рабочих рук. Полное крестьянское хозяй­ство носило название или службы, или дворища. Читать далее

Наступившие войны

Наступившие войны с Москвою и опустошительные татарские набеги также способствовали обеднению и упадку городов. Чтобы поддержать их и оградить от подчинения шляхте, вели­кие князья Литовские и вместе короли Польские усерд­но начали пересаживать из Польши в Литовскую Русь то городовое самоуправление, которое в течение XIII и XIV столетий заимствовано было поляками у немцев под именем Магдебургского права, вместе с письменным фе­одальным сводом законов или так называемым «Саксон­ским зерцалом». Читать далее

Перемирие на шесть лет

Последнее перемирие заключено было в 1556 году на шесть лет. Война Ливонская подала повод польскому ко­ролю к новым посольствам, имевшим целию отвратить московские притязания с этой стороны. Но правитель­ство наше постоянно отвечало, что Ливония в древности принадлежала прародителям московских государей, что ливонские немцы давно обязались платить дань и что государь воюет их землю за их неисправление. Читать далее

Боярское право

Через всю эту переписку царя с отъехавшим боярином проходят две путеводные идеи: Курбский главным образом отстаивает древнее боярское право совета и проводит мысль, что государь, слушаясь не добрых, а злых советников, губит и себя и государ­ство; а Иван Васильевич настаивает на безграничном самовластии, на праве жаловать и казнить бояр по свое­му усмотрению, без чего, по его мнению, невозможно прочное существование государства. Читать далее

Волоцкой удел

Волоцкой удел принадлежал к Новгородской епар­хии. Архиепископом в Новгороде был тогда преемник Геннадия Серапион, бывший игумен Троице-Сергиевой Лавры. Иосиф обратился с челобитьем в Москву, не предупредив о том своего владыку, и, так сказать, само­вольно исключил монастырь из его епархии, не взяв владычнего благословения. Он отговаривался после тем, что посланный им чернец не был пропущен за новгород­ский рубеж заставой, которая была временно учреждена по случаю свирепствовавшей в той земле моровой язвы (мор железою). Однако Серапион, напрасно прождав еще около двух лет какого-либо отзыва со стороны Иосифа, отважился на решительный шаг: он послал игу­мену неблагословенную грамоту, отлучающую его от священства и Св. Причастия. Такой поступок повлек за собой важные последствия.

Читать далее

Послание к царю

Между тем отъезд и измена Курбского произвели большое впечатление на Ивана Васильевича. Это впечат­ление усилилось, когда отъехавший боярин вступил с царем в письменную перебранку. Уже тотчас после бег­ства из Юрьева Ливонского, по приезде в Вольмар, Курб­ский отправил к царю послание. Читать далее

Молодая королева

Прошло не более пяти месяцев после этой коронации; и молодая королева скончалась на руках своего супруга (в конце апреля 1551 г.). Незадолго перед ее смертью Бона примирилась с ней в присутствии всего королевско­го двора. Но это примирение считали неискренним; мало того, после упорно держалась молва, будто злая свекровь отравила свою невестку. Читать далее

Присоединение к короне

Волович отвечал, что он уже приносил присягу великому княжеству Литовскому и что его три подлесские староства приписаны к замку Берестью — следовательно при­надлежат к великому княжеству. На повторительные тре­бования присяги он продолжал оспаривать ее законность, а также законность присоединения Подлесья к короне; просил короля не входить с ним в суд и ссылался на отсутствие товарищей для решения столь важного дела.

Читать далее

Литовско-русские чины

Так, литовско-русские чины (а именно: княжата, ритеры, шляхтичи, бояре и местичи, или горо­жане) владеют пожалованными имениями и вотчинами на тех же правах, как и в Польском королевстве, то есть могут их продать, заложить, обменить, подарить и пере­дать своим наследникам. Вдова остается в именье мужа до следующего замужества; а если муж записал часть своего имения как вено, то она может ею распорядиться по своему усмотрению. Читать далее